Fair Isle - техника вязания

Fair Isle — это синоним жаккарда. Жаккард — многоцветное вязание с протяжками по изнаночной стороне полотна.


Собственно Fair Isle — это маленький остров среди Шетландского архипелага, принадлежащего Шотландии. Это самый удаленный населенный остров Великобритании, имеет 5 км в длину и 2 км в ширину, население — 70 (!) человек.



Как же получилось, что имя малюсенького островка, расположенного буквально на задворках Британской империи, который даже в географическом атласе Великобритании из-за большого удаления не влезает на страницу и изображается на специальной вкладке, получил один из самых известных способов вязания.

Через него столетиями проходили многочисленные морские пути. Возможности для сельского хозяйства были весьма ограничены, основным промыслом островитян было, естественно, рыболовство. Поэтому они не пренебрегали никакими способами заработка вроде разведения овец и вязания. Они вылавливали много разнообразной рыбы. Всю ее вместе с курами, цыплятами, овцами, яйцами они потом несли на корабли, причаливавшие сюда и выгодно обменивали их на разную еду и одежду.

Этот рожденный морем бартер был жизненно необходимым, т.к. приносил островитянам все, что им было нужно: материалы, инструменты, разные предметы роскоши и другие вещи, которые в противном случае им просто негде было взять. Вот что писал сэр Вальтер Скотт в «Северном сиянии» после его посещения острова в 1814 г. :


"Женщины вяжут носки из спряденной шерсти, ночные чепчики и другие аналогичные мелочи, которыми они обмениваются с другими торговыми судами, которые подходят к этому одинокому острову. Достойно уважения их сильное сожаление об американской войне 1812 г. и сладкие воспоминания о тех счастливых днях, когда они могли приобрести у американских торговцев бутылочку персикового бренди или рома в обмен на пару вязаных носков или дюжину яиц"



Жители Фер-Айла были экспертами в искусстве выживания. Имея отличные пастбища для овец, они использовали каждый кусок доступной земли, даже если она была отрезана от острова и окружена пропастью. Сэр Вальтер Скотт также писал, что "местные затевают восхождение на скалу к месту, которое и у козла вызовет головокружение, затем на веревках тащат овец, иногда даже тащат овец на собственных плечах".


Вязание гладью, главным образом, носков проходит важной и непрерывной нитью сквозь всю историю Шетландов. Шерсть для этого вязания бралась от маленькой, но крепкой породы шетландских овец, которая способна противостоять как суровому климату, так и ограниченным болотистым пастбищам

Первые записанные доказательства шетландского вязания датируются 16-м веком. В течение 17-го оно распространилось повсеместно по островам, а в 18-м стало основным промыслом на острове.


Ручное производство вязаной одежды было пятишаговым процессом: сбор шерсти, известный местным как «ощипывание» овец, чесание и удаление грубых частиц из шерсти; расчесывание шерсти на прямые волокна; прядение шерсти и вязание из нее на пяти спицах или на леске. Все эти процессы выполнялись вручную до 1890 г., когда сырье шерсти стали посылать на шотландские фабрики, чтобы выполнить средние три операции.


На главном острове Шетландов носки часто менялись на такие товары, как чай, табак, хлопковые ткани. Фактически, говорит д-р Эдмондстон, носки составляют главную статью обмена в стране. Главными потребителями вязаных товаров, как бы то ни было, были не местные, а скорее толпы иностранных моряков, которые ежегодно приплывали к островам для вылова сельди.Носки приносили люди со всех кварталов Ларвика и продавали этим рыбакам. Иногда многие тысячи их были на берегу одновременно. Покупая носки себе, а также в подарок женам и детям, иностранные рыбаки потом развозили их по всему миру.


К 1800-му году шетландская торговля чулками-носками начала снижаться. Спад спроса на эти изделия был результатом как роста выращивания овец в Шотландии и Англии, так и механизации чулочного производства. Шетландская торговля чулками-носками никогда не восстановилась, и островитяне начали вязать другие типы изделий.

Самые ранние музейные экспонаты датируются 1850-м годом.



В начале 20-го века вязание Фэр-Айл было всего лишь сувениром, который путешественники привозили с собой домой. Однако уже 25 лет спустя оно стало королевским и приобрело культовый статус в университетах Оксфорда и Кембриджа. Оно стало доминироватьи и вскоре слова "Шетландское вязание" и "Фэр-Айл" стали синонимами. Тому было несколько причин. После Первой Мировой войны кардинально поменялась мода и на смену тугим воротничкам и корсетам пришла удобная и практичная одежда, включая свитера для среднего класса. Во-вторых, в 1921-м году случилось важное маркетинговое событие: торговец мануфактурой из Лервика Джеймс А. Смит преподнес принцу Уэльскому узорчатый пуловер, который он носил в гольф-клубе.



Эта одежда для гольфа Принца стала настолько популярной, что вскоре стала для учащихся Оксфорда и Кембраджа почти униформой. К концу 1920-х годов такие пуловеры, кардиганы, перчатки, шапки носили все! Кроме того, в 20-х годах были изобретены анилиновые красители, которые неимоверно расширили цветовую гамму, тогда как раньше пряжа окрашивалась только растительными красителями.

Ремесло пережило настоящий бум. Среди вязальщиц не было принято обмениваться схемами для вязания, каждая имела свою коллекцию цветов и узоров. Это поддерживали и торговцы, чтобы вместо того, чтобы копировать чужие узоры, каждая придумывала что-то свое. Идея работать по пошаговому описанию совершенно чужда для этих вязальщиц.


Основные умения девочки приобретали в раннем возрасте, начиная вязать в 4 года, в 6 уже вязали небольшие вещи на продажу. Многие вязальщицы могут вязать со скоростью 100 петель в минуту без потери качества!

Многие люди, впервые увидевшие вязание Фэр-айла, задаются резонным вопросом: как такие вещи с широкой гаммой расцветок и узоров могли производиться необразованными людьми, живущими практически в изоляции, ведущими такой тяжелый образ жизни. Ведется много споров об истоках. Исследователь и вязальщица, автор многочисленных книг по истории Фэрского вязания, Элис Стармор, считает, что как раз благодаря тяжелым условиям жизни островитяне были людьми практичными, и выбор узоров был обусловлен удобством и скоростью их вязания. Есть несколько принципиальных закономерностей: